Афанасий Никитин — интересные факты

Афанасий Никитин – знаменитый тверской купец и путешественник, прославившийся тем, что в своих странствиях дошёл до Индии ещё до того, как туда приплыл Васко де Гама. Таким образом, он остался в истории в качестве первого русского путешественника, что посетил Персию и Индию. Помимо этих стран по пути он также бывал в Турции и в Сомали.

Монета

О своих путешествиях он оставил произведение «Хожение за три моря», в котором оставил подробные сведения о тех местах, где побывал. Однако даже сейчас биография путешественника остаётся тайной. Осталась неизвестной даже его фамилия, так как Никитин – отчество, а не фамилия. Всё это давало повод исследователям предполагать, что его и не было вовсе, а знаменитое «Хожение» — уже поздняя фальсификация. В пользу этой теории можно сказать, что, действительно, в записях тверского купца достаточно много неточностей.

И тем не менее, учёные всё же пришли к выводу, что произведение подлинное, так как, в отличие от того же «Слова о полку Игореве», оно известно в нескольких экземплярах, а отрывки их «Хожения» упоминаются в летописях XV века. Вследствие этого, сам текст является настоящим. Однако здесь стоит учесть, что всё это копии, а оригинал до нашего времени, к сожалению, не сохранился. Так, выдвигается теория, что текст «Хожения» был изменён и искажён уже позже. Так, копии записей Никитина содержат множество описок и поправок. Однако проверить, так это или нет, не представляется возможным.

Существует ещё одна теория, согласно которой Афанасий Никитин путешествовал лишь до Ормуза, крупного порта, расположенного у Персидского залива. Там он и получил все сведения об Индии от многочисленных торговцев, моряков и путешественников, встретившихся ему там. В пользу этой гипотезы говорит то, что некоторые детали из «Хожения» выглядят чересчур неправдоподобными и фантастическими, а в датах и событиях есть много неточностей. Другим доказательством этой теории является и то, что, помимо описания Индии, в книге приводятся сведения и о берегах Африки и Аравии, которые были с одной стороны известны жителям Ормуза, а с другой стороны, лежали они далеко от Индии. Но при всём при этом, наряду с фантастичными картинами, многие описания наоборот являются  настолько достоверными и точными, что написаны они могли быть лишь очевидцем.

Картина

Другой деталью книги Афанасия является и его интерес к местным обычаям и традициям. В своём произведении он часто вставляет цитаты и выражение на местных языках, что говорит о начитанности автора и о его способности к языкам. Мало того, он ещё и переводит эти фразы на русский язык, стараясь объяснить их будущим читателям.

Также ничего не известно и о деятельности Афанасия Никитина, за исключением того, что он был купцом. Ни цели его путешествия, ни род занятий, ни ещё какие-либо сведения о его жизни просто-напросто не сохранились. Вследствие этого личность путешественника по-прежнему остаётся теорией для исследователей, отчего учёным остаётся только гадать и строить теории, чтобы догадаться, кем же был в действительности автор «Хожения».

Даёт почву для размышлений и то, что к Афанасию при дворах восточных правителей относились отнюдь не как к простому купцу, а скорее уж как к послу. Это позволяет предположить, что, возможно, Афанасий Никитин, помимо деловой поездки, выполнял и некое тайное дипломатическое поручение. Даже его смерть представляет для учёных загадку. После того, как Афанасий возвращается домой, он загадочно умирает неподалёку от Смоленска, находящегося на тот момент в составе Великого княжества Литовского. Его записи же оказываются в руках поданных московского князя. Так, его дневник оказывается в Московии. На этом загадки не заканчиваются. Едва только его записи попали в Москву, как тут же оказались в руках княжеских чиновников, из чего следует вывод, что записи представляли большую ценность для их государя.

Чтобы лучше понять контекст этой теории, стоит углубиться в историю России XV века. Это было непростое время для нашей страны, а в особенности для Тверского княжества, чьим поданным и был Афанасий Никитин. Период раздробленности русских княжеств постепенно подходил к концу, а на первый план выдвинулась Московия, постепенно поглощающая окружающие государства одно за другим. Помимо самой Москвы, всего среди княжеств остались лишь: Тверь, Рязань, Новгород, Псков и Вятка. Как раз таки в этот период к власти в Московском княжества пришёл Иван III, который и войдёт в истории, как человек, который окончательно присоединит к своим владениям вышеперечисленные государства. Из этого следует, что, если эта теория верна, Афанасий Никитин действительно был тайным послом тверского князя, который должен был искать союзников для своей родины.

Карта

Остаётся неопределённой и дата начала путешествия. По одним сведениям, это был 1458 год, а по другим, 1466. Есть и третья точка зрения, согласно которой было два путешествия, совершённые в эти даты. Причём, одно было направлено в Астрахань и в Казань, а второе в Индию. Однако убедительных доказательств путешествия в 1458 году нет, а потому принято отсчитывать «Хожение» с 1466 года.

В 1466 году тверской купец Афанасий Никитин отправляется из своего родного города в Ширванскую землю, располагающуюся на территории современного Дагестана. Будучи обычным купцом, у него всё же были охранные и путевые грамоты, как от великого князя, так и от тверского архиепископа. Путешествует он не в одиночестве, а в сопровождении других купцов. Всего у них было два корабля. Интерес представляет и то, что до нас не дошли имена людей, путешествовавших с ним. И тут непонятно, умышленно ли Афанасий не упомянул их в своих записях или же случайно. Путь шёл по Волге, мимо Углича и Костромы. Поскольку в то время между Тверью и Москвой был мир, его без проблем пропускают дальше.

Далее Афанасий Никитин желал соединиться во время пути с послом великого князя Московского, Василием Паниным, но тот уже двинулся дальше. Самому же тверскому купцу пришлось остаться в Нижнем Новгороде на целых две недели, чтобы встретиться с Хасан-беком, ширваншахским послом, который к тому моменту возвращался из Москвы на родину. В дальнейшем путешествовал Афанасий и его спутники уже в составе его посольства.

Марка

Далее Афанасий описывает, как они благополучно миновали такие города, как Казань, Услан, Орда и Сарай. Причём, само описание этого отрезка автор оставил без каких-либо подробностей, из чего следует, что путешествие по Волге к тому моменту было для русских вполне обычным и привычным делом. Невзирая на то, что Афанасий находился в свите посла Ширвана, вся группа всё же решает двинуться окольным путём, минуя Астрахань. Сразу после этого, согласно записям Афанасия, на их корабли совершают нападение татары.

Остаётся загадкой, почему они решили напасть на посла совершенно другого и нейтрального к ним государства. Сам Афанасий не упоминает ни о причинах нападения, ни о том, чьими поданными были нападавшие. Однако неприятности на этом не кончаются. Весь последующий путь до Ширвана русским приходилось часто сталкиваться с трудностями и неприятностями. Так, в ходе плаванья их группа попала в сильный шторм, в результате чего один из кораблей разбился, а его экипаж попал в плен. Сам Афанасий, к счастью, находился на другом корабле вместе с послом.

Прибыв в Дербент, Афанасий обращается к Хасан-беку и к московскому послу Василию Панину с просьбой добиться того, чтобы отпустили захваченных в плен купцов. Его усилия увенчались успехом. Пленников освободили, но товар и прочее имущество вернуть отказались, ссылаясь на закон, согласно которому всё, что оказалось на берегу, принадлежало хозяину этой земли. Этот эпизод лучше всего говорит о том, что Афанасий был далеко не простым купцом и имел связи с представителями других государств.

По словам Никитина, часть его спутников впоследствии пытались вернуться домой, а часть осталась жить в Ширване. Впоследствии сам Афанасий отчасти объясняет причину своего путешествия, упоминая в «Хожении», что когда-то на родине он взял в долг товар, но вследствие пропажи вернуть его не смог. Сам по себе этот непокрытый долг грозил тем, что он мог стать холопом. Однако, невзирая на это, он несколько раз ещё делал попытки вернуться в Тверь, но по неясным причинам его не пропускали через Астрахань. Впоследствии вернулся он только по Днепру.

Какое-то время Афанасий со спутниками провёл в Ширванской земле. Сначала в Дербенте, потом же перебрался в Баку. О его роде занятий в то время – неизвестно, сам автор «Хожения» сохраняет молчание. Затем он по всё тем же неясным причинам путешествует дальше, за море. Он доплывает до Ченокура, проводит там полгода, после чего отправляется в Сари, где провёл месяц. Сделав там небольшой отдых, он отправляется дальше.

Впоследствии он путешествует по землям Ирана, странствуя от города к городу. О многих из этих городов он и вовсе не упоминает, ограничиваясь лишь тем, что там было «много ещё городов больших». Помимо этого, Афанасий также интересуется и историей этих мест. Так, один из отрывков «Хожения» посвящён древнему городу Рея, оставшемуся в истории в качестве места, где когда-то был убит внук Мухаммеда, Хусейн. К тому моменту, как его посетил Афанасий, город уже давно разрушили завоеватели, а потому русскому путешественнику пришлось смотреть лишь на древние руины. Автор подробно описывает историю этого города, заодно излагая мысли о тяжёлом положении на его родине, где к тому моменту шла война Новгорода и Москвы.

Его путешествие по Ирану заканчивается в Ормузском заливе, который отделяет Персидский залив от Индийского океана. По его словам здесь он впервые из своего народа мог наблюдать приливы и отливы. Также это место примечательно тем, что здесь Афанасий впервые за долгое время встречает христианское и там же отмечает Пасху. Это очень важная часть для исследователей, поскольку из этого следует, что путешествие по Ирану продолжалось явно больше года, так как до того Афанасий, будучи отделён от христиан, не мог праздновать Пасху. Также, исходя из текста «Хожения», как раз таки в Ормузе к нему приходит мысль начать вести дневник. Здесь он и записывает всё, что приключилось с ним до этого, прежде чем отправиться дальше.

В Ормузе Афанасий садиться на один из индийских кораблей и отправляется в Индию. Досконально неизвестно, была ли Индия изначальной целью его путешествия, или же мысль посетить эту страну появилась у него позже, уже во время поездки. Сам же Афанасий упоминает, что у него были сведения о малодоступности лошадей в Индии. Сами эти животные считались там весьма дорогими, а потому он принял решение поехать вместе с жеребцом, после чего выгодно его там продать. Высадился Афанасий в Северной Индии, в порту Камбей, а затем двинулся в сторону города Чаула, находящегося на полуострове Индостан, где и провёл несколько лет.

Афанасий Никитин оставил подробнейшие сведения об удивительном быте индийцев, отмечая те черты, что для русских людей были новинкой. Так, купца удивляло то, что жители этой страны в основном ходят голыми. Даже правители, по его словам, ограничиваются покрывалом на голове и на бёдрах. Поражает его и удивительная плодовитость и многодетность индийцев. Помимо этого, отмечает он и поразительное богатство местных правителей.

Однако, невзирая на то, как поразила его эта восточная страна, торгового успеха Афанасий там так и не добился. Удалось ему там провести всего одну сделку – перепродажу того самого жеребца, но закончилась эта операция убытком. Вследствие этого ему всё же пришлось отправляться домой.

Поехал Никитин через Иран в сторону Трапезунда, откуда через Чёрное море доплыл в Кафу. Далее он уже по Днепру добирается до Смоленска. Однако вернуться домой ему так и не удалось. Примерно под Смоленском, во владениях Великого княжества Литовского, он загадочным образом умирает, а его рукописи остаются в руках у московских купцов, сопровождавших его в путешествии. Их руками же его записи оказались в Москве, после чего с них были сделаны копии, тем самым сохранив их до наших дней.

Само же «Хожение» впервые было обнаружено Николаем Карамзиным в Троицко-Сергиевском монастыре. Именно Карамзин позже публикует отрывки из книги Афанасия Никитина в своём труде «История государства Российского». В полном виде «Хожение» было опубликовано в 1821 году.

Сами же записи Афанасия Никитина стали одним из самых известных и значимых произведений в древнерусской литературе. Мало того, что там содержаться подробные сведения о чужих страха и культурах, в нём также делается акцент на интересной и сильной личности автора книги, чего в русской литературе ещё не было. Всё это делает «Хождение за три моря» важным памятником русской культуры.