Савва Мамонтов — интересные факты

Савва Мамонтов был промышленником и меценатом, а также певцом, драматургом, режисером и скульптором. Ему принадлежала частная опера, в которой пел Шаляпин. В его театре играл Станиславский. Представляем интересные факты о Савве Мамонтове.

Картина

Молодость

Родился будущий меценат третьего октября 1841 года в семье купца Ивана Фёдоровича Мамонтова. Среди всех детей он был четвёртым. Начиная с 1849 года, семья Мамонтовых проживала в Москве. Будучи богатым кланом купцов, они могли позволить себе вести роскошный образ жизни: они приобрели огромный и роскошный дом, проводила бары и встречи. Однако при всём при этом отец Саввы не обладал какими-либо полезными связями среди московской элиты.

В 1852 году маленький Савва лишается матери, Марии Тихоновны. После этого вся семья Мамонтовых перебирается в другой дом, попроще и попросторнее. Начиная с этого момента Савва начинает ходить со своим братом в местную гимназию, однако никаких особых успехов в учёбе не достигал. Уже в 1854 году Савва вместе с братьями был переведён в Институт Корпуса горных инженеров, особенностью которого являлось получение, как инженерного, так и военного образования. Там Савва отличился образцовым поведением, однако был склонен уделять большую часть времени одному предмету, полностью игнорируя другие. Например, он имел хорошие оценки по немецкому языку, но при этом имел большие проблемы с латынью. Впоследствии проблемы с учёбой стали вызывать беспокойство в семье.

Примерно в 1858 году Савва увлекается театром. Регулярно посещая представления, он не забывал писать своё мнение и отзывы о постановках в собственном дневнике. Немало способствовало этому и творческие вечера, проводимые Мамонтовыми, на которых обсуждались последние новинки театра и литературы.

В детстве Савва был членом драматического кружка, который посещал вместе со своим лучшим другом, Костей Алексеевым, также происходившим из семьи купцов. Позднее он станет известен, как Станиславский. Одним из примеров их совместной работы можно назвать постановку «Грозы», где Мамонтов играл в роли Кудряша. Позднее Станиславский вспоминал о нём с благодарностью и называл своим учителем.

Мамонтов был поистине творческим человеком. Он хорошо пел басом, умел лепить виртуозные скульптуры и статуи, сочинял пьесы, которые сам же и ставил. Даже будучи в тюрьме, в которой он оказался в поздние годы, он непрерывно писал и лепил фигурки знакомых ему людей и местных охранников.

В 1860 году Савва проваливает экзамен по латыни, вследствие чего ему грозило повторное поступление. Для семьи Саввы это была большая проблема. Впоследствии экзамен по латинскому языку сдал за Савву другой ученик, а он сам подал заявку на поступление в университет в Санкт-Петербурге, а затем перевёлся в Московский университет, на юридический факультет.

В 1864 году Савву отправляют в путешествие по Италии, где он мог, как поправить здоровье, так и изучить местную торговую обстановку. Именно там он впервые встретился со своей будущей супругой, Елизаветой Сапожниковой. Как и сам Савва, она активно интересовалась разными видами искусств, хорошо пела, читала и увлекалась музыкой. Это и позволило им сблизиться, а спустя год жениться.

В 1870 году Мамонтов вместе с супругой подбирал себе дом, где они могли бы создать семью. Наконец, они остановились на доме в Абрамцево. Само по себе здание было не самым лучшим. Больше всего поразила Савву именно местность. Там он испытал творческое вдохновение, что и заставило его купить именно этот дом. Впоследствии оказалось, что интуиция не подвела его. Именно в этом доме спустя несколько лет будет собираться весь цвет тогдашней творческой элиты. Такие художники, как Врубель, Серов, Репин создадут часть своих шедевров именно в этом доме.

Немало увлекался Мамонтов и театром. Этот же интерес позднее привёл его к решению создать собственную труппу. В 1882 году был отменён закон о государственной монополии на театральные представления, действовавший ещё со времён Николая I. Воспользовавшись случаем, в 1885 году Мамонтов открыл Театр Кроткова, названный так по имени первого директора театра. Однако среди общественности он был известен, как «Мамонтовская опера».

Железнодорожный магнат

Великий русский художник Виктор Васнецов отзывался о Савве Мамонтове так: «Он не меценат, а друг художников». Так, сама усадьба, где проживал Мамонтов, была центром и главным сосредоточением русской культурной жизни. Именно здесь в разное время проживали и творили такие художники, как Левитан, Репин. Коровин, Антокольский и Поленов. Именно здесь Серов создал одну из своих самых известных картин, «Девочка с персиками».

Меценат был ещё и тем, кто «открыл» для России Фёдора Шаляпина. Мамонтов не жалел средств и поддерживал певца всем, чем только может. Так, меценат заплатил порядочную сумму для того, чтобы Шаляпин всё же согласился перейти в его Частную оперу, однако, в конце концов, они не сошлись характерами. Певец, превыше всего ценивший личную свободу и независимость, вскоре покинул его. Отразилось это и в то время, когда Мамонтов был предан суду. Шаляпин так ни разу и не навести его в тюрьме. Мамонтов расстроился и впоследствии запретил ему приходить на его похороны. Однако сам же Шаляпин уже позже в своей автобиографии напишет, что именно Мамонтову он обязан всей своей славой.

Однако сам Мамонтов, хоть и принимал активное участие в русской художественной жизни, всё же оставался практическим и предприимчивым человеком. Так, больше всего Мамонтов среди всех сфер бизнеса предпочитал именно железнодорожное строительство.

На момент конца XIX века железные дороги в Российской империи были одним из самых важных и прибыльных отраслей тогдашней экономики, а люди, заранее получившие над ними контроль, быстро богатели. Потому неудивительно, что именно в железнодорожной промышленности была самая жёсткая конкуренция.

Мамонтов был одним из самых первых русских купцов, кто стал активно вкладываться в железные дороги. Начал он это делать ещё в период правления Александра II. Тогда царское правительство активно поддерживало промышленников и стремилось передать железные дороги в руки предпринимателей и купцов. Именно Савва Мамонтов начал строительство знаменитой Донецкой железной дороги. Произошло это в 1870-х годах, когда мало кто мог подумать, что Донецк когда-то станет крупным индустриальным центром.

В эти годы Мамонтов приходит к мысли, что стоило бы создать единый концерн, который объединил бы весь производственный цикл, который включал бы в себя и создание самой техники и строительство самой железной дороги. Результатом этого стало учреждение «Товарищества Невского механического завода».

Одним из самых крупных и авантюрных проектов Мамонтова было строительство железной дороги, которая покрывала бы северное побережье Российской империи вплоть до Архангельска. У идеи Саввы нашлось немало критиков, как среди других промышленников, так и в правительстве, но, к счастью, в тот момент его проект поддержал Сергей Витте, занимавший на тот момент пост министра финансов. Именно он и дал согласие на строительство дороги.

Вскоре начались работы. Судя по воспоминаниям современников, Мамонтов стремился не к скорости, а к качеству. С этой целью он собирался перестроить Невский завод, находившийся в тот момент в плачевном состоянии. Делалось это для того, чтобы производить паровозы непосредственно в России, а не за рубежом. Однако в те годы такое решение считалось опрометчивым и рискованным.

Для того, чтобы выполнить эту задачу, Савва Мамонтов вместе со своими друзьями и компаньонами перевели капитал из «Акционерного общества Московско-Ярославской железной дороги», которое и занималось нынешними строительными работами в товарищество, контролировавшее Невский завод, тем самым на шесть миллионов рублей превысив ограниченное, указанное в законе. Таким образом, предприятие, заведовавшее строительством железной дороги, оказалось в крупном дефиците.

В произошедшее пришлось вмешаться самому Витте, который, невзирая на незаконную финансовую деятельность Мамонтова, всё же продолжал поддерживать его. С этой целью министр финансов передал Савве Мамонтову концессию на создание Северной железной дороги, которая должна была связывать Санкт-Петербург с Вяткой. Это должно было поправить финансовое состояние предпринимателя и решить все трудности. Помимо этого, он посоветовал купцу взять кредит у своего знакомого банкира.

Мамонтов последовал его совету и взял кредит, но, к всеобщему удивлению, сразу после этого министр финансов лишил его лицензии на строительство новой железной дороги, которую сам же ему и выдал. Судя по тогдашним слухам, деятельностью Мамонтова был недоволен Николай Муравьёв, министр юстиции, а сам Витте предпочёл выдать Мамонтова, дабы не обнаружилось его членство в недавних махинациях.

Тем не менее, стоит отметить, что к тому времени Витте уже успел пересмотреть свои взгляды. Теперь он уже считал, что железные дороги должны всецело быть в государственной собственности. По его мнению, России нельзя было допускать, чтобы железные дороги находились в собственности нескольких «железнодорожных королей», к числу которых он относил и Савву Мамонтова.

Так, Мамонтову стал грозить суд, на котором общественности вскоре стало бы известно о махинациях с деньгами и незаконной передаче шести миллионов рублей. Управление железной дорогой и заводом было отнято у Мамонтова, а вместо него следить за строительством стал присланный государством чиновник.

Компенсировать эти же самые шесть миллионов рублей Мамонтову оказалось не под силой, что вскоре привело к его аресту. В ходе задержания в доме промышленника была обнаружена предсмертная записка, а также заряженный пистолет. Неизвестно, Мамонтов просто не успел застрелиться или же попросту не решился.

Суд

Следствием дела Мамонтова стала передача всех железнодорожных акций незадачливого промышленника в пользу государства всего за треть их изначальной стоимости. Такой же судьбы удостоилась и злополучная Архангельская ветка, невзирая на то, что, согласно нормам права, она должна была попасть в руки банкиру, предоставившему Мамонтову кредит.

Среди современников ходили слухи, что сам Витте был лично заинтересован в этом деле. Так, он за бесценок скупал бывшие акции Мамонтова посредством своих родственников. Самого же бывшего железнодорожного короля на время посадили в тюрьму, пока его имущество распродавалось. Что характерно, сам Мамонтов оставался абсолютно спокойным. Как и раньше, он продолжал заниматься переводами, писал, и даже слепил бюст Витте, невзирая на то, что именно он был главным виновником его заточения.

Всё московское общество горячо поддерживало Мамонтова, однако как-то существенно повлиять на ситуацию попросту не могло. На стороне опального мецената были и поддерживаемые им когда-то художники и артисты, навещавшие его в тюрьме и всячески помогавшие. Исключением были лишь Коровин и Шаляпин, которые сразу же ушли из Частной оперы. Более они не имели с Мамонтовым никаких дел.

Во всём остальном, российская богема была целиком на его стороне. Так, Валентин Серов лично просил Николая II освободить мецената, а Василий Поленов и Василий Суриков на собственные средства наняли ему одного из лучших российских адвокатов, Фёдора Плевако. Собирались деньги, причём жертвовали не только художники, но ещё и его же собственные рабочие.

Освобождение

Адвокат Плевако, которого наняли его друзья, принялся защищать своего клиента на факте того, что в действиях и умыслах Мамонтова и его партнёров не было никакой корысти. Благодаря этому, Мамонтов избежал тюремного заключения, однако всё же был принужден выплатить злосчастные шесть миллионов рублей. Таким образом, меценат оказался полностью свободен, но при этом лишился состояния.

Все капиталы и всё имущество Мамонтова, включая и его роскошный особняк со всей коллекцией предметов искусства, отошло в пользу государство, а вскоре и вовсе было продано. Частная опера продержалась ещё два года, но позднее уже не смогла существовать без поддержки мецената. Так, магнату предстояло стать частным лицом. Он поселился в Абрамцеве в небольшом домике, где и провёл последние годы жизни.

Таким образом, «дело Мамонтова» вошло в историю, как один из самых странных судебных разбирательств между государством и бизнесом в российской истории. Странность была в том, что сам Мамонтов полностью избегал политики и оказался в этой истории по большей части случайно. Главными его целями всё же было не личное обогащение, а забота о российском искусстве и развитие Севера России.

Умер великий меценат и промышленник 6 апреля 1918 года, а его тело было похоронено в Абрамцево, где находится до сих пор.